1

Подписаться на новости

RSS канал новостей

Еще про Селигер

Бои неместного значения


В январе редакция нашей газеты получила воспоминания полковника в отставке Григория Марковича Визиряко. Сейчас ему 86 лет, он живет в Республике Казахстан. А когда ему было всего восемнадцать, он участвовал в освобождении от гитлеровцев занятой ими территории Осташковского района.

Воевал тогда Григорий Маркович в составе 39 стрелковой бригады 4-й Ударной армии. Вместе с боевыми товарищами он в январе 1942 года освобождал от врага наши деревни Радухово и Дубье. Об этом ветеран и пишет обстоятельно, подробно. И добавляет о себе: «Непосредственно на фронте был 776 суток. В Советской Армии прослужил с 1941 по 1973 года, прошел путь от курсанта до командира стрелкового полка. В 1942 году был ранен. После демобилизации живу в городе Алматы, пишу воспоминания и участвую в воспитательно-патриотической работе среди солдат, учащихся школ и молодежи города.»

Воспоминания Григория Марковича Визиряко насыщены деталями и подробностями, которые очень интересны для всех, кто их прочитает, особенно для местных жителей и краеведов.

В конце декабря 1941 года 3-й стрелковый батальон, как и вся 39-я бригада, был пешим порядком переброшен на станцию Домодедово и погружён в теплушки. Наша рота заняла три пульмановских вагона. В ночь на 28 декабря эшелон с бригадой отправился, и через трое суток мы миновали станцию Бологое и повернули на Осташков.

В теплушках встретили Новый, 1942 год. Политрук роты старший политрук П.Ф.Калюта и офицеры, находившиеся рядом с нами, поздравили с наступающим Новым годом и включением нашего соединения в ударную армию. Весь личный состав был в приподнятом настроении и с нетерпением рвался в бой с немецко-фашистскими завоевателями.

На одной из остановок к нам в вагон зашел комиссар батальона Г.Е.Тетеревяк. Он много говорил о долге, ответственности в будущих боях по освобождению от врага Калининской области и заповедных мест нашей Родины. Его рассказ об озере Селигер, истоке Волги, древних населенных пунктах и городе Осташкове все слушали с большим вниманием. Все мы очень любили комиссара батальона и политрука роты. По возрасту они были старше нас на 10-20 лет, отличались душевностью и чутким вниманием.

3 января 1942 года эшелон остановился на одном из полустанков и стал разгружаться. Перед самым заходом солнца из-за лесной опушки появился немецкий самолет, который, пройдя вдоль эшелона на бреющем полете, сбросил бомбу, а на втором заходе обстрелял эшелон из пулемета. В батальоне не были развернуты средства противовоздушной обороны, поэтому по команде офицеров по самолету был открыт огонь из всех видов стрелкового оружия. Вражеский летчик тут же удалился. Как впоследствии стало известно, немецкий самолет пролетел всего 10-15 километров, упал и сгорел.

После этого инцидента наша рота была построена и по малонаезженной дороге двинулась к городу Осташкову. Остановок не делали, шли ускоренным темпом. Курить и разводить огонь запрещалось.

Днем рота располагалась в лесу в 500-700 метрах от дороги. При этом уходили в лес, тщательно маскируя следы. Мне, командиру ячейки управления роты, по приказу командира роты приходилось заниматься проверкой маскировки следов при сходе с дороги.-В результате соблюдения маскировки, которую курсанты хорошо изучили еще в стенах Алма-Атинского пехотного училища, за время движения до самого рубежа обороны рота не подвергалась нападению авиации противника. Хотя днем вражеские самолеты постоянно висели над дорогой, обстреливали из пулеметов и сбрасывали бомбы по отдельным повозкам и машинам. Бомбили они и населенные пункты, но мы ни разу не были обнаружены.

Днем в лесу мы сразу же сооружали из веток елей и сосен шалаши. Пол также застилали ветками. В этих «сооружениях», не разводя костра, мы и спали. Спать разрешалось не более 30-40 минут, и это несмотря на то, что каждый из нас имел теплое обмундирование - валенки, телогрейки, ватные брюки и маскировочные халаты. Во время этого неимоверно трудного пятидневного пешего перехода обморожений среди военнослужащих почти не было, хотя морозы достигали 30 градусов. Личный состав бригады был очень благодарен швеям из Алма-Аты, которые за короткое время смогли изготовить для нас такое теплое и удобное в переходах, а впоследствии и в бою, обмундирование.

Питались во время движения к фронту сухим пайком. В него входили сухари ржаные по 300 граммов на сутки, 50 граммов шпика соленого и селедка. Вода во фляжках, конечно, замерзала, и поэтому ели снег. На большом привале, приблизительно в два часа ночи, выдавалась каша с мясом.

При таком передвижении наша рота за 3 суток преодолела свыше 100 километров и в ночь на 7 января 1942 года прошла через город Осташков. А на следующую ночь мы подошли к деревне Заборье, переднему краю обороны наших войск. Приблизительно до полуночи принимали оборонительные сооружения, отрытые еще в октябре 1941 года..

В деревне ни одного местного жителя не было, дома разрушены, даже чудом уцелевшие не имели ни окон, ни дверей. Под некоторыми домами наши предшественники устроили блиндажи, где имелись печурки. Рота заняла взводный опорный пункт, и потому располагаться пришлось в подвалах. За ночь воины устроили в них блиндажи, вначале не отапливаемые, но надежно защищающие от мороза и ветра. После трех-четырех часов пребывания в них большого количества людей температура поднималась выше нуля.

Во время смены подразделений никакого шума, лишнего движения, разведения огня не допускалось. Днем 8 января режим на переднем крае соблюдался тот же, что был до смены. Противник вел себя как обычно. В течение светлого времени он три раза открывал пулеметный огонь из дзота, который был отмечен на стрелковой карточке командира смененного взвода. Наш дежурный пулемет, установленный на месте, где и раньше стояло орудие, ответил тремя очередями. Выходит, что смену подразделений немцы не заметили, и это сыграло немалую роль в успехе нашего удара.

На рассвете 8 января командир и политрук роты принялись изучать местность перед фронтом наступления роты, наметили ориентиры, обратили внимание на подходы к деревне Радухово, где противник имел сильно укрепленный узел обороны на пехотную роту. Отсюда высылались подвижные наряды по дорогам вдоль западного берега озера Селигер до соседних опорных пунктов. Кто занимает оборону в деревне Радухово, мы не знали, как не знал и командир смененного взвода.

Озеро Селигер в самом узком месте имеет ширину около 400 метров. Лед покрыт ровным слоем снега, не имеющим ни выветренных мест, ни следов. На западном, высоком, берегу озера видны проволочные заграждения в три кола. Заграждение тоже занесено снегом, а в некоторых местах через него протоптаны дорожки, наверное, чтобы ходить за водой. В прибрежной части деревни визуальным наблюдением было установлено: враг имел три дзота, откуда вели огонь пулеметы. На чердаке одного из домов мы заметили наблюдательный пункт.

Атаковать деревню Радухово днем через озеро, даже имея маскировочные халаты, было очень трудно.

Приблизительно в 14 часов командира и политрука вызвал к себе командир батальона. Используя имеющиеся ходы сообщения, отрытые в снегу, через 30 минут они оба и я в качестве связного были на восточной окраине деревни Заборье, на наблюдательном пункте командира батальона капитана И.Ф.Палащенко, командира энергичного и инициативного. Еще примерно через полчаса командир нашей роты спустился в блиндаж, где находились связные из всех подразделений, и отдал мне приказ вызвать на наш наблюдательный пункт всех командиров стрелковых и пулеметного взводов. Я передал его по телефону, и, когда мы вернулись на свой наблюдательный пункт, командиры взводов, секретари партийной и комсомольской организации были уже в сборе. Начинало темнеть, и командир роты сразу же отдал боевой приказ на наступление.

Наступать на Радухово будем завтра через озеро, поддерживать нас будут артиллерия и минометы. Вечером во всех взводах прошли собрания личного состава, была проведена вся необходимая подготовительная работа. Особенно беспокоился за исход завтрашнего боя старший политрук П.Ф.Калюта. Он, конечно, знал, что в военном отношении солдаты подготовлены хорошо, на учениях действовали энергично и смело, но бой с реальным противником предстояло вести впервые. Как поведут себя в бою они и необстрелянные офицеры, было неизвестно. Беспокоило и то, что автоматического оружия, за исключением 18 ручных пулеметов Дегтярева и двух станковых пулеметов системы «Максим» в роте не было. А противник, по рассказам смененного подразделения, имел не только пулеметы, но и автоматы, а также очень часто вел по деревне артиллерийский и минометный огонь.

С наступлением сумерек на восточную окраину Заборья прибыли минометные подразделения нашей бригады, которые в течение ночи отрыли окопы, замаскировали их и приготовились к ведению огня. Об этом быстро узнала вся рота, и, разумеется, заметно поднялся моральный дух наших воинов.

Г. М. Визиряко,

полковник в отставке.

(Продолжение следует)

номер от 05.02.2010

Дар Земляка На дне озера Сиг

Быстрый переход


Карта сайта

Селигерское фото дня

фото дня на Осташков.РуВсего на сайте:
Альбомов: 5362
Фото: 144579

За неделю:
Альбомов: 2
Фото: 47

Еще про Селигер

Неофициальный сайт газеты Осташковского района "Селигер". Новости про город Осташков, озеро Селигер, Осташковский район. Тексты, фотографии, видеоролики, размещеные на этом сайте могут являться объектом авторского права. Использовании материалов с этого сайта возможно только с письменного разрешения редакции.
Все замечания и пожелания по поводу функционирования сайта присылайте администратору.
Карта сайта